Алименты футболистов

 Бывший полузащитник московского футбольного клуба «Локомотив» Дмитрий Тарасов объяснил, почему не платил алименты на ребенка. Футболист опроверг слухи о том, что он уклоняется от уплаты алиментов.

Как сообщил адвокат бывшей жены Тарасова Оксаны Сергей Жорин, футболист проиграл очередной суд по алиментам. По решению суда был арестован автомобиль игрока, кроме того, Тарасову закрыли выезд из страны.

«Я прилетел из Рима. Я был шокирован немного новостями, что скрываюсь от долга… Все это полная чушь», — заявил Тарасов в видеообращении в Instagram.

Футболист признался, что был на реабилитации и физически не мог сделать перевод. Бывший игрок «Локомотива» пообещал, что переведет необходимые средства в понедельник.

Ранее Тарасов обратился в суд с требованием уменьшить размер алиментов. Ежемесячно спортсмен выплачивает 480 тысяч рублей. Тарасов просил суд уменьшить размер алиментов до 100 тысяч рублей, однако суд отказал Тарасову в уменьшении размера выплат.

Тарасов отличился бурной личной жизнью. Сейчас футболист женат уже в третий раз. В 2011 году Тарасов расстался со своей первой женой Оксаной, от первого брака у футболиста осталась дочь Ангелина. В 2016 году Тарасов развелся со второй женой Ольгой Бузовой. В прошлом году футболист женился вновь на модели Анастасии Костенко.

Петроградский суд расторг брак Александра Кержакова и Миланы Тюльпановой. Ребенок останется с мамой.

Как передает корреспондент «Фонтанки», церемонию освобождения 36-летний бывший футболист «Зенита» и 25-летняя дочь покойного сенатора пропустили. Торжественную речь судьи Татьяны Мазневой слушали шесть адвокатов – по трое с каждой стороны.

«Расторгнуть брак, место жительства ребенка 2017 года рождения определить с матерью, взыскать с Кержакова алименты в размере одной шестой части всех доходов», – зачитала судья.

Финансовая сторона безбрачия интересовала Александра меньше всего. В суде он напирал на одурманенное прошлое Миланы, отцовские чувства и скандальность недавней тещи. Но устал и согласился отдать ребенка.

Милану, наоборот, денежный вопрос не беспокоить не может. Присужденные алименты не есть реальные выплаты. Как следует из банка данных исполнительных производств судебных приставов, за Кержаковым числится долг 15 млн 332 тыс. руб. по нотариально удостоверенному соглашению об уплате алиментов от июня 2011 года. Эта сумма причитается дочери экс-футболиста от Марии Головой. Долг растет стремительно. Еще пару месяцев назад он составлял 13,4 млн. Учитывая, что Кержаков уже не тот и его зарплата тренера юношеской сборной России существенно ниже прежних доходов в качестве игрока, с исполнением обязательств могут возникнуть сложности.

Ребенок с декабря 2018 года живет с Миланой на Крестовском острове. Он, кажется, купается в роскоши и растет в изоляции. Накануне, 22 апреля, в квартиру приходили представители опеки. По их словам, мальчик находился под контролем матери и бабушки, Натальи Тюльпановой.

«Он наблюдается у частных врачей, посещает детские курсы, занимается английским и плаванием», – заявила чиновница. В какое частное учреждение ходит ребенок, Милана отказалась называть. Якобы боится провокаций.

У многодетного отца обязательные выплаты на четверых детей и одну бывшую жену.

Мы подсчитали какие алименты платит звезда футбола 38-летний Андрей Аршавин. Выплаты спортсмена за последние годы снизились, так как заработки постоянно менялись.

От 300 тысяч на одного ребенка.

Пять лет назад звезда футбола подписал мировое соглашение с Юлией Барановской. У Аршавина и Барановской трое детей, но в официальном браке Андрей и Юлия не состояли. Суды шли долго. Аршавин отдал детям одну из своих квартир в Санкт-Петербурге, а алименты были назначены в размере 50% от заработка футболиста. Тогда у спортсмена был контракт с «Зенитом» - около 2,5 млн.евро в год. Таким образом, ежемесячные выплаты по алиментам в то время составили в среднем 4,9 млн.руб.

С тех пор изменилось многое. Аршавин женился и у него родилась дочь, он играл за казахстанский клуб, потом завершил карьеру и перешел на тренерскую работу в «Зенит», развелся...

Суд с экс-женой Алисой Казьминой у Андрея Аршавина завершился в те же даты, что когда-то судебные разбирательства с Барановской. Только 5 лет спустя. Уже три месяца, как Андрей Аршавин выплачивает алименты 2-летней дочери Есении и ее маме Алисе. Казьмина состояла в официальном браке с Аршавиным, поэтому будет получать выплаты от бывшего мужа еще три месяца - до тех пор пока их ребенку не исполнится три года. «Алименты взысканы в долевом размере 1/8 заработка на содержание дочери Есении. Также взысканы 64 тысячи 400 рублей на содержание Алисы», - сообщает адвокат спортсмена Виктория Савицкая.

Сейчас 1/8 от ежемесячного дохода спортсмена это около 340 тыс.руб. Максимальный размер алиментов в доле от заработка в нашей стране составляет 50% – при выплате денег на содержание троих и более детей. А это значит каждый из четырех детей Аршавина получает примерно по 300 тысяч рублей в месяц. То есть за пять лет сумма алиментов снизилась почти в 5 раз.

Вот если 38-летний Андрей Аршавин получит повышение (к примеру, станет тренером известного во всем мире клуба) или солидный рекламный контракт, то и дети станут получать больше выплат от папы. А пока Юлия Барановская зарабатывает больше Андрея Аршавина - она ведет сразу несколько телепроектов на Первом канале, авторское шоу на радио, снимается в рекламе, ведет корпоративные и массовые мероприятия.

Экономный парень:

Андрей Аршавин всегда умело вел финансовые дела и умел экономить. К примеру, Алиса не получила ничего из недвижимости после развода - дом и остальная недвижимость Аршавина оказались записаны на его мать.

Футболист умеет считать деньги с самого начала карьеры. Об этом в своих книгах рассказывает Юлия Барановская.

К примеру, когда у Аршавина начался роман с Казьминой, он еще год «жил на две семьи». Но умело подготавливал почву, чтобы уйти со всем заработанным.

«Маячки, что не все в порядке, были, но я их упор не замечала. Большое видится на расстоянии. Только потом я собрала все воедино. Однажды Андрей пришел домой и вдруг ни с того ни с сего сказал: «Мне предложили большие проценты в банке, давай переложим туда наши деньги». «Конечно, давай»: сказала я, удивившись. Дело в том, что Андрей никогда не доверял банкам, - рассказывает в книге «Все к лучшему» Барановская. - Он всегда отказывался класть деньги на счета под какие бы то ни было проценты. Когда мы переезжали в Лондон, у нас дома в сейфе лежало около двух миллионов евро наличными. Муж уехал раньше, а я улетала к нему примерно через месяц: нам с детьми долго делали визы. Именно тогда я убедила его, что деньги нельзя оставлять без присмотра, даже в сейфе... Я убедила Андрея положить деньги хотя бы в банковскую ячейку. Она открывается на имя того человека, который пришел, а пришла я. Никто кроме меня взять что-то из этой ячейки не мог, даже если бы у него был ключ. Там деньги пролежали до этого дня. И тут вдруг - под проценты... Я сейчас, задним числом, вспоминаю, у него была интересная реакция на мое быстрое согласие: тогда же я не обратила на нее внимания. «Как положим?» - удивился Андрей. В его голове, где созрел целый план, просто не укладывалось, что все так легко выходит. «То есть ты сейчас пойдешь и возьмешь деньги? А по- ехали в банк съездим, я хочу, чтобы ты все сделала сегодня», - настаивал он. Видимо, человек не мог по- верить своему счастью, что так легко вернул эту сумму в свое личное распоряжение. Наверно, это мучило его и раньше. Человек же не меняется, и если он жаден до денег, то он жаден до них всегда. За те годы, что сбережения лежали в ячейке, Андрей несколько раз во время наших краткосрочных ссор говорил: «Что тебе бояться за свое будущее, в любой момент уйдешь. У тебя бабки останутся...»

Юлия Барановская ни раз рассуждала о том, что сожительство и брак разные вещи. Официальная регистрация брака защищает женщину в том числе и финансово. «Если бы мы с Андреем вступили в официальный брак, то он никогда не ушел бы из семьи. Я в этом уверена. Каждые отношения переживают кризис, и людей удерживают рядом разные факторы — финансы в том числе. Возможно, изначально его бы удержали деньги, но это сохранило бы нашу семью. В итоге мы бы просто прожили до конца своих дней вместе. Если бы я знала все заранее — постелила бы соломку. С другой стороны, что теперь гадать на кофейной гуще. Случилось то, что должно было. И это тоже к лучшему...»